Главная → Есенин

Есенин

1 мая Алый мрак
Ах, метель Белая свитка
Былая рана Было время
Быть поэтом В лунном кружеве
В первый раз В том краю
В хате В Хороссане
В этом мире Весна
Весна Вечер
Вечером синим Видно
Воздух Вот уж вечер
Все живое Все прошло
Выткался на озере Глупое сердце
Глупое счастье Гляну в ноле
Годы молодые Гой ты, Русь
Голубая кофта Голубая родина
Голубая страна Голубень
Гори, звезда Девичник
Дед До свиданья
Дорогая Душа
Дымом половодье Жизнь — обман
Заглушила засуха Задымился вечер
Заиграй тальяночка Закружилась листва
Запели тесаные дроги Заря
Заря над полем Зашумели
Зеленая прическа Златая Русь
Золото Исповедь хулигана
К теплому свету Каждый труд
Какая ночь Калики
Кантата Капитан земли
Клен Кобыльи корабли
Колокольчик Корова
Край любимый Край родной
Край ты мой Кто я
Лисица Листья падают
Любовь моя Матушка
Мелколесье Месяц
Метель Мир таинственный
Мне грустно Молодая
Море голосов Мчатся сани
Мы уходим На лазоревые ткани
На плетнях Над окошком месяц
Не бродить Не ветры осыпают пущи
Не гляди на меня Не жалею
Не напрасно Не от холода рябинушка дрожит
Не ругайтесь Несказанное
Нивы сжаты Низкий дом
Никогда я не был на Босфоре Нощь и поле
Ну, целуй меня О боже
О край О красном вечере
О матерь божья О муза
О пашни О Русь
О товарищах Осень
Ответ Отвори мне
Отговорила роща Отоснилась ты мне навсегда
Отчий дом Песни
Песнь о собаке Песня
Письмо деду Письмо к сестре
Письмо матери Плачет метель
По дороге По первому снегу
По селу По-осеннему
Под красным вязом Подражанье песне
Пойду в скуфье Покраснела рябина
Полевая Россия Поминки
Поцелуй Пропавший месяц
Прощай, Баку Прощай, родная пуща
Пускай ты выпита другим Пушкину
Разбуди меня Руки милой
Русь бесприютная Русь советская
Русь уходящая Свет вечерний
Свищет ветер Серебристая дорога
Синий май Синий туман
Снежная замять Снежная замять
Снежная равнина Снова пьют
Собаке Качалова Соловьиный рассвет
Сорокоуст Сочинитель
Спит ковыль Стансы
Сторона Сукин сын
Сыплет черемуха Сыпь, тальянка
Там дремлет тайна Там, где капустные грядки
Твой глас незримый Теперь решено
Троицыно утро Туча
Тучи Ты мне пой
Ты сказала Ты такая
Устал Хорошо
Хулиган Цветы


СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЕСЕНИН 1895—1925

О себе

   Родился в 1895 году, 21 сентября, в Рязанской губернии, Рязанского уезда, Кузьминской волости, в селе Константинове.

   С двух лет был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми протекло почти все мое детство. Дядья мои были ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Я помню, что очумел и очень крепко держался за холку. Потом меня учили плавать. Один дядя (дядя Саша) брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду. Я неумело и испуганно плескал руками, и, пока не захлебывался, он все кричал: «Эх! Стерва! Ну куда ты годишься?..» «Стерва» у него было слово ласкательное. После, лет восьми, другому дяде я часто заменял охотничью собаку, плавал по озерам за подстреленными утками. Очень хорошо лазил по деревьям. Среди мальчишек всегда был коноводом и большим драчуном и ходил всегда в царапинах. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную и часто говорил бабке: «Ты у меня, дура, его не трожь, он так будет крепче!» Бабушка любила меня из всей мочи, и нежности ее не было границ. По субботам меня мыли, стригли ногти и гарным маслом гофрили голову, потому что ни один гребень не брал кудрявых волос. Но и масло мало помогало. Всегда я орал благим матом и даже теперь какое-то неприятное чувство имею к субботе.

   Так протекло мое детство. Когда же я подрос, из меня очень захотели сделать сельского учителя и потому отдали в церковно-учительскую школу, окончив которую я должен был поступить в Московский учительский институт. К счастью, этого не случилось.

   Стихи я начал писать рано, лет девяти, но сознатеьное творчество отношу к 16—17 годам. Некоторые стихи этих лет помещены в «Радунице».

   Восемнадцати лет я был удивлен, разослан свои стихи по журналам, тем, что их не печатают, и поохал в Петербург. Там меня приняли весьма радушно. Первый, кого я увидел, был Блок, второй — Городецкий. Когда я смотрел на Блока, о меня капал нот, потому что в первый раз видел живого поэта. Городецкий меня свел с Клюевым, о котором я раньше не слыхал ни слова. С Клюевым у нас завязалась при всей нашей внутренней распре большая дружба.

   В эти же годы я поступил в Университет Шаняв-ского, где пробыл всего 1,5 года, и снова уехал в деревню.

   В Университете я познакомился с поэтами Семеновским, Наседкиным, Колоколовым и Филипченко.

   Из поэтов-современников нравились мне больше всего Блок, Белый и Клюев. Белый дал мне много в смысле формы, а Блок и Клюев научили меня лиричности.

   В 1919 году я с рядом товарищей опубликовал манифест имажинизма. Имажинизм был формальной школой, которую мы хотели утвердить. Но эта школа не имела под собой почвы и умерла сама собой, оставив правду за органическим образом.

   От многих моих религиозных стихов и поэм я бы с удовольствием отказался, но они имеют большое значение как путь поэта до революции.

   С восьми лет бабка таскала меня по разным монастырям, из-за нее у нас вечно ютились всякие странники и странницы. Распевались разные духовные стихи. Дед напротив. Был не дурак выпить. С его стороны устраивались вечные невенчанные свадьбы.

   После, когда я ушел из деревни, мне долго пришлось разбираться в своем укладе.

   В годы революции был всецело на стороне Октября, но принимал все по-своему, с крестьянским уклоном.

   В смысле формального развития теперь мои я тянет все больше к Пушкину.

   Что касается остальных автобиографических сведений,— они в моих стихах.

Октябрь, 1925    Сергей Есенин

← Назад

Облако тегов

Ахматова Лирические Пушкин Послания Тютчев Есенин Жоголев Песня Раздумья Кольцов Рождественский Русь Блок Детские Город О весне Лермонтов Осень О зиме Пастернак

Стихи поэтов по алфавиту